Впечатления от поездки в Гималаи.

Вот уже несколько лет подряд Общероссийская Профессиональная Психотерапевтическая Лига организует и проводит научно-практические психотерапевтические экспедиции в Индию. Маршруты и  темы исследований  меняются в каждой экспедиции. В марте 2009 года состоялась моя первая поездка в Индию.  Экспедиция была посвящена исследованию духовности и медитации северного буддизма-ламаизма  в Индии и приурочена к  ежегодно проходящим Весенним чтениям Далай — ламы ХIV в его резиденции в Дхарамсале. В программу также входило посещение храмов и монастырей Северной Индии.

Поездка 2010 года  была посвящена исследованию духовности и медитации Гималаев.

Мой маршрут выглядел так:  самолеты Санкт-Петербург-Москва, Москва-Доху (Катар),  Катар-Дели,  Дели – Шринагар. Четыре самолета в одну сторону! Такое в моих путешествиях впервые.  Итак, из Питера нас вылетело четверо. В Москве мы присоединились к остальной группе. Народ собрался в экспедицию из Москвы, Екатеринбурга, Краснодара и Санкт-Петербурга. Всего 19 человек.

Полет до Доху был комфортным, было очень интересно смотреть вниз на землю. Видимость идеальная. Сверху горы и пустыни были похожи на складки «шагреневой кожи», идущие в самых неожиданных направлениях. Проведя несколько часов в аэропорту Доху, в компании с людьми арабского мира, пересели на делийский рейс.  Самолет в Дели очень комфортабельный, все сиденья оборудованы индивидуальными экранами с наушниками, с огромным выбором фильмов и игр. При подлете к Дели этот огромный лайнер попал в турбулентность, и его несколько минут бросало вверх и вниз, впечатления мало приятные,  но в этот раз все обошлось хорошо.

В Дели к экспедиции присоединились граждане Индии, врачи по специальности, говорящие на русском языке: Аджит Вардан Синх и Анджана. Они в дальнейшем обеспечивали переводы с официальными лицами и иногда с местным населением. Аджит, как специалист по йоге, проводил утренние  и  вечерние медитации и показывал различные дыхательные упражнения.

Анджана, родившаяся в семье браминов, рассказала  о кастах в Индии, особенностях кастовых отличий, которые проявляются как в социальной, так и в личной жизни. Например, браки совершаются между представителями своей касты. Переход из одной касты в другую, по словам Анджаны, — невозможен, хотя официально в настоящее время касты в Индии упразднены.

В ожидании вылета в Шринагар, участники экспедиции посетили  старинную недействующую мечеть в Дели. При входе нам (и мужчинам тоже) пришлось надеть халаты, закрывающие голени и плечи. Во  внутреннем дворе мечети разгуливало несколько сотен голубей и сидели на камнях десятка два пожилых мусульман. Похоже, они просто общались или отдыхали в тени. После фотографирования на память мы вышли. Остаться ещё место не располагало.

Из Дели последовал короткий перелет, около 1,5 часов, в Шринагар.

Шринагар — город в штате двух столиц: Джамма и Кашмир. Две столицы  штата меняются столичными функциями, в зависимости от теплого и холодного сезонов. Город был «открыт» Могольскими императорами, которые полюбили его за прекрасный мягкий климат, синее небо и вкуснейшие фрукты и ягоды. Сделав его своей летней резиденцией, они построили здесь прекрасные сады с фонтанами и беседками, которые и сейчас дарят путникам тенистую прохладу и дурманят изысканными ароматами цветов. Большинство жителей города — мусульмане, поэтому неудивительно, что здесь много мечетей. В штате, в связи с близостью пакистанской границы, введено военное положение, и  там сосредоточена почти вся индийская армия. Военные буквально под каждым кустом и на каждой кочке. Именно военные и определяли наши будущие маршруты и перемещения. Некоторые из намеченных в экспедиции маршрутов и объектов были закрыты для посещения военными, но и тех, что остались доступными, хватило по «маковку». (Для тех, кому интересна история Шринагара и почему так много солдат, на сайте в блоге  размещен материал, найденный  в просторах инета).

Озеро Дал.

Из аэропорта Шринагара, после многократных проверок вещей и документов, экспедиция села на джипы и двинулась на основную базу на озере Дал. Водители джипов, на которых мы собственно везде и перемещались, выделяются особенными профессиональными качествами:  молниеносной реакцией, невозмутимостью, восточной вежливостью и заботой о пассажирах. Забегая вперед, скажу, что эти качества, спасли нас в ситуации, когда колонна машин в одной из мусульманских поселков, внезапно была забросана камнями. Водители, увидев нападающих, мгновенно включили задний ход и со скоростью необычайной, колонной же поехали задом. Камни упали на пустое место. Отъехав на безопасное расстояние, и синхронно сделав разворот всеми машинами, мы объехали опасный участок другим путем.

Озеро Дал находится в чаше между гор, поражает своей красотой и состоянием мира и спокойствия, далеким от военного положения. На озере царит штиль, волны бывают крайне редко и недолго. Нас встретили лодочники и на красиво украшенных лодках доставили к плавучим гостиницам. Плавучий восточный город… Вы спросите, почему на воде? Еще в колониальные времена англичанам, что не удивительно!, уж очень нравился Шринагар и его окрестности. Но распоряжением правителя штата — махараджы,  было запрещено  любым иностранцам покупать землю и строить дома. И англичане придумали….  жить на воде, сооружая на озере Дал плавучие «хаус-боты» — каркасные дома на длинных лодках. С тех пор, по традиции, иностранцев селят только в гостиницах на воде! Надо отметить, что подобное я видел впервые. Огромное количество украшенных резьбой и тканями плавучих домов, с причалами на сваях, составленных в своеобразные «улицы», производили впечатление попадания в какую-то сказку. А когда я вошел внутрь «дома», сказка стала реальностью. Удивительно тонка резьба по дереву везде — на мебели, стенах, потолке. Восточные скульптуры из дерева, ковры ручной работы, картины. И запах… В гостинице пахло стариной, благовониями, нагретым на солнце деревом и немножко пылью. Как позже выяснилось,  плавучей  деревянной гостинице, в которой я расположился – 75 лет!

Вечером первого дня участники экспедиции собрались в круг для более тесного знакомства и обмена впечатлениями. Всем был задан вопрос: «Что ты можешь предложить группе?» Каждый предложил что-то полезное и интересное для участников экспедиции. Мне показалось уместным  предложить врачебную  помощь в процессе адаптации к высокогорью, благо  я взял  с собой необходимый инструментарий. Это предложение оказалось в дальнейшем более, чем востребовано))).

В Индии структура отношений заметно отличается  от европейской. Описать это достаточно сложно. К примеру, договоренность о месте и времени какого-либо проекта может множество раз переноситься или отменяться, что непросто для сохранения структуры западного человека. И если вам что-то нужно, то это нужно высказать не просьбой или намеком, а точным энергичным запросом. Иначе, есть вероятность, не дождаться просимого))). С другой стороны много зависит и от личных отношений с индусами. Сочетание игры, доброжелательности, уважения и некоторой дистанции, при соблюдении «своего интереса» — вот такие слова приходят для описания выстраивания отношений индусов с членами экспедиции. Лично мне доставляло удовольствие в течение всей экспедиции общение с местными жителями.

Утро второго дня началось в четыре утра (как, впрочем, и все последующие просыпания) с  мужского пения, звуки которого меня и разбудили. Голоса звучали достаточно громко, но источник пения было определить сложно. Музыка как бы стелилась по воде и была со всех сторон. Это пение, растекающееся по воде, как выяснилось, звучало из Жемчужной мечети Шринагара. Мечеть построена в сотне метров от берега озера Дал,  и оно, окруженное горами, создает эффект поющей чаши, и поэтому звуки мусульманской молитвы заполняют всё водно- воздушное пространство.

Поскольку озеро знаменито единственным, в своем роде плавучим рынком, было решено его посетить. До восхода солнца мы сели в лодки-такси и направились на рынок. Местные крестьяне продают на нем то, что выращивают на плавучих! садах и огородах. Их сооружают  на тростниковых плотах, соединенных вместе. Овощи и цветы растут на озере! Рынок  действительно необычный! На носах узких лодок, доверху заваленных овощами,  иногда узнаваемыми, расположились лодочники в мусульманских одеждах. Это преимущественно мужчины, хотя мне удалось увидеть и женщину, продающую какие-то неизвестные овощи с шипами. Мужчины, подплывая друг к другу, что-то обсуждают, некоторые курят кальян прямо в лодках. Рынок больше похож на мужской клуб, где больше общаются, чем что-то продают и покупают. Разговаривают негромко, не «по-базарному». Нашу  группу на лодках «не замечают», только один торговец предложил купить у него лук)). Сочетание восходящего солнца и тихого плеска множества лодок, сбившихся в одном месте, запахи пряностей, цветов и наблюдение за клубно-рыночными  ритуалами восточных продавцов, создали необычайную гамму переживаний в то утро.

В этот день город военными был открыт, и после завтрака группа отправилась посмотреть знаменитые сады Моголов. На лодках добрались до набережной, где нас уже ждали джипы. Солнце светило в глаза, и при посадке в машину моя нога внезапно провалилась в пустоту!..  За высоким поребриком оказалась узкая и глубокая водосборная канавка, куда нога и провалилась. Это маленькое событие внесло коррективы в мое путешествие и поставило меня перед выбором дальнейшей стратегии. Всем своим видом и болью нога явно «просила» рентген, гипс и покой, да и опыт врача «намекал» на перелом. Но перспектива отказаться от знакомства с удивительно многообразной во всех проявлениях страной меня не устраивала. Здесь мне хочется выразить благодарность моим питерским товарищам по экспедиции Екатерине Ш. и Наталье К. Они буквально на своих плечах помогли мне добраться до лодки, вернулись со мной в гостиницу (больница находилась в перекрытом солдатами районе города) и оказали мне первую помощь. Еще я благодарен моему другу Алексею Р., который  настоятельно снарядил меня в путешествие по горам телескопическими лыжными палками, давшими мне возможность передвижения.  Теперь у меня появилась возможность наблюдения за тем, как  жители реагируют  на появление нашей группы, т.к. отставая, я находился на некотором расстоянии позади группы. В основном встречались улыбчивые или по-детски удивленные лица. Некоторые взрослые шли сзади и читали надписи на футболках. Только один раз, в помещении мечети, неожиданно встретилось перекошенное гневом лицо молодого мужчины, глядящее вслед моим товарищам.

Посещение храма «Трон Соломона»

С веранды моей гостиницы открывался красивейший вид на озеро и окружающие его горы. На вершине одной из них виднелся маленький храм. Однажды ранним утром до восхода солнца наша группа посетила этот известнейший в Индии храм. Храм  «Трон Соломона» был построен в 200 г. до н.э. царём Джхалукой, сыном царя Ашоки, как юбилейный храм в честь визита Соломона в Шринагар в 10 веке до н.э. Позже царь Лалитадитья обновил этот храм. В 1848 г. правивший в то время Кашмиром индуистский махараджа переименовал это сооружение, дав ему новое имя – храм Шанкарачарьи. Проехав по серпантину на джипах до солдатского поста, мы оставили там фотоаппараты и мобильные телефоны. Далее начался подъём по лестнице, по которой вот уже две с половиной тысячи лет верующие поднимаются к храму. Пройдя 460 ступеней, я оказался перед калиткой, оформленной каменой аркой, на которой висел колокол. Каждый входящий дотрагивается до языка колокола, заставляя его звучать, как бы говоря: «Я пришел, я здесь». Войдя в калитку, я оказался на площадке, где все входящие снимают обувь. Далее – несколько ступеней для подъёма на площадку у основания храма, с которой открывалась вся панорама озера и плавучий город.  Солнце вышло из-за гор, и его лучи придали этому сказочному месту торжественность, вызвав чувство неповторимости момента.  Меня поглотила красота происходящего, и только через некоторое время с чувством наполненности и какой-то тонкой радости я решил войти в храм. Это было совсем небольшое помещение, в центре которого располагался лингам Шивы. Рядом находился священник в оранжевых одеждах, к которому подходили верующие, и он совершал некоторые ритуальные действия. Из динамика внутри лилась индийская музыка. Внутри помещения было много цветов. Позже мы познакомились со священником Наг-Ситом, и у нас была возможность побеседовать с ним. Он ответил на интересующие нас вопросы о духовных аспектах и о его личной истории.

Выйдя из храма и спустившись на смотровую площадку, я увидел в камнях предмет, привлёкший моё внимание. Подойдя поближе, я обнаружил старый смятый закопченный латунный светильник. Своим видом он напомнил мне лампу Алладина. Теперь, после реставрации, он украшает мою домашнюю коллекцию древностей)).

Спустившись в город, я весь день переживал радостное чувство от прикосновения к чему-то важному.

Прошло несколько дней . Они были наполнены массой впечатлений. Нет возможности все описать. Хочу отметить, что в этой поездке у меня изменилось  «чувство времени».  Границы между событиями как-то размылись и события в разных  пространственных местах стали одним продолжающимся процессом во времени. Осталась граница между днем и ночью.  Понятна и ближе стала мне  неспешность   местных жителей.  Масштабность  здешнего  времени растворяет суету ума, успокаивает и выравнивает эмоции,  даря возможность находиться в одновременно в  медитативном и обычном сознании. Эта особенность временного восприятия и делала  для меня знакомство с Гималаями особенно интересными. То ,  что в  условиях городской жизни достигается при определенных упражнениях и концентрации внимания,  здесь получалось и возникало просто и естественно.

Впереди было ещё  несколько дней и числе запланированных событий, самое важное – восхождение на гору Амарнатх к пещере Шивы..  Но об этом в другой раз…